reels post

All about News

Uk News

Криминалист, защищавший О Джей Симпсона, считался легендой в своей области. А потом его уличили в фальсификациях Он подтасовал улики по делу об убийстве — и осужденные за него отсидели 30 лет

В конце июля 2023 года суд в США постановил, что криминалист Генри Ли фальсифицировал улику, на основании которой в 1989-м двух подростков признали виновными в убийстве и приговорили к длительным срокам заключения. Их оправдали только в 2020-м. «Медуза» проясняет обстоятельства дела и рассказывает историю криминалиста, прославившегося участием в деле актера и футболиста О Джей Симпсона — и заподозренного во множестве подтасовок.

В мае 2013 года 75-летний криминалист Генри Ли выступил перед выпускниками Манчестерского общественного колледжа в Коннектикуте. «Вы должны вести себя как победители, — напутствовал слушателей известный специалист. — Проигравший всегда говорит: „Это было невозможно“. Но победитель обязательно найдет способ добиться своего». 

Ли родился в китайской провинции Цзянсу в ноябре 1938 года, в семье из 13 детей. Во время Гражданской войны в Китае, в конце 1940-х, его семья бежала в Тайвань. Там Ли окончил школу, начал работать в полиции и дослужился до капитана. В 1965 году он эмигрировал в США, спустя семь лет получил диплом криминалиста в колледже имени Джона Джея в Нью-Йорке, а еще через несколько лет — докторскую степень в Нью-Йоркском университете. 

После окончания учебы Генри Ли попытался устроиться в криминалистическую лабораторию при прокуратуре Коннектикута, но власти штата предпочли других кандидатов. В середине 1970-х его нанял в свою команду государственный защитник Чарли Гилл. С тех пор карьера Ли начала стремительно развиваться. В 1979 году ему предложили возглавить криминалистическую лабораторию штата — он специализировался на анализе крови, волосяных частиц и волокон. 

«Нам звонили посреди ночи, в праздники и на выходных, и мы должны были реагировать, — вспоминал Ли. — Это была тяжелая работа». 

Тогда же он заработал в профессиональной среде репутацию надежного специалиста и обаятельного рассказчика. В суде часто шутил и объяснял сложные научные понятия так, что у присяжных не оставалось никаких вопросов. 

«Не думаю, что был хоть один присяжный, которому он не казался бы убедительным, — рассказывал о Ли сотрудник суда в Коннектикуте. — Когда он говорил о науке, во всем появлялся смысл. Его считали добросовестным и организованным экспертом». 

Ли убедил присяжных вынести обвинительный приговор двум подросткам по делу о жестоком убийстве 

Весной 1989 года Генри Ли — еще не известный широкой публике — выступил криминалистом по делу об убийстве 65-летнего жителя города Нью-Милфорд Эверетта Карра. По версии обвинения, в декабре 1985-го двое бездомных подростков, 17-летний Шон Хеннинг и 18-летний Рики Бирч, вломились в дом, который принадлежал дочери жертвы. Внутри оказался один Карр. Ему перерезали горло, нанесли 27 ножевых ранений и семь раз ударили по голове. 

Ни один из найденных на месте преступления отпечатков или волос не позволял связать Хеннинга и Бирча с убийством. В украденной машине и на их одежде не нашли ни одной капли крови. Тем не менее полицейские настаивали на том, что двое парней задумали ограбление, а когда все пошло не по плану, запаниковали и убили Карра. Основным аргументом в пользу этой версии послужили показания Ли. 

Эксперт заверил суд, что нет ничего удивительного в отсутствии следов крови на преступниках; по его мнению, подростки вполне могли привести себя в порядок и стереть следы — поэтому следователям не удалось обнаружить улик. Присяжным и суду доводы Ли показались достаточно убедительными. Хеннинга и Бирча признали виновными, приговорив к 50 и 55 годам лишения свободы.

Суд над О Джеем сделал Ли звездой. Обвинители до сих пор сомневаются в его непредвзятости 

Выводы по делу Хеннинга и Бирча укрепили репутацию Ли, но настоящую известность криминалист обрел в 1995-м, когда принял участие в суде над актером и футболистом О Джей Симпсоном, обвинявшимся в убийстве бывшей жены и случайного свидетеля.

Криминалист раскритиковал полицию за неправильное обращение с уликами. Расположение пятен крови на носках Симпсона, по словам Ли, свидетельствовало о том, что они попали туда, когда носки лежали ровно, а не когда их носил обвиняемый. Эксперт предположил, что детективы халатно обращались с вещдоками и случайно размазали кровь, таким образом повредив ценную улику. 

«Единственное заключение, к которому я могу прийти, состоит в том, что здесь что-то не так», — сказал Ли. Его слова косвенно подтвердили версию защиты о том, что полиция манипулировала уликами, чтобы подставить О Джея. В октябре 1995 года суд присяжных оправдал Симпсона.

Некоторые члены жюри впоследствии говорили, что ключевое влияние на них оказали именно выводы Ли. Тем не менее родственники жертв подали иск против О Джея, и в 1997-м гражданский суд признал актера и спортсмена ответственным за гибель двух человек. Симпсона обязали выплатить семьям умерших более 33 миллионов долларов компенсации. 

Многие американцы считали оправдательный вердикт несправедливым, критиковали судебную систему и обвиняли защиту О Джея в манипуляциях. Отношение к самому процессу и его исходу также выявило расовые противоречия, которые сохранялись в США в середине 1990-х. Значительная часть темнокожего населения восприняла оправдание Симпсона как восстановление справедливости после долгих десятилетий предвзятости. Однако проведенное в 2016 году исследование Washington Post и ABC News показало, что большинство жителей Штатов, независимо от цвета кожи, считают Симпсона виновным в двойном убийстве: за этот вариант проголосовали 83 процента белых и 57 процентов темнокожих респондентов. 

«Я не думаю, что он сказал правду, — сказал один из обвинителей Кристофер Дарден о сделанных Ли намеках на предвзятость полиции. — Это была чушь, а не наука. Ему не следовало говорить ни о чем, что не имело научных оснований. Но у него был свой стиль, и присяжные обожали его». 

Именно дело Симпсона сделало Ли самым знаменитым судебным экспертом в США, в 1990-х и 2000-х он снимался в документальных фильмах и обучал будущих криминалистов. Примерно тогда же некоторые коллеги и журналисты начали подозревать, что безупречная репутация Ли основывается на искажении фактов и фальсификации улик. 

Кто такой О Джей Симпсон? Что нужно знать о 70-летней звезде американского футбола, которого обвиняют в убийствах и грабеже

Кто такой О Джей Симпсон? Что нужно знать о 70-летней звезде американского футбола, которого обвиняют в убийствах и грабеже

После оправдания Симпсона Ли поучаствовал во многих громких процессах. И скрыл улику в деле об убийстве

Первые сомнения в надежности криминалиста возникли, когда он выступил на суде против музыкального продюсера Фила Спектора, известного сотрудничеством с Джоном Ленноном, Джорджем Харрисоном, Тиной Тернер, Леонардом Коэном и другими именитыми исполнителями. В феврале 2003 года в его особняке от огнестрельного ранения погибла актриса Лана Кларксон. Шоферу, который услышал выстрел, продюсер признался, что «похоже, застрелил ее», но затем заявил, что женщина «случайно покончила с собой». 

В 2007-м, когда процесс по делу Спектора еще шел, судья на основании показаний трех свидетелей заключил, что участвовавший в защите обвиняемого Ли скрыл предмет, полученный с места преступления. Очевидцы подтвердили, что криминалист поднял «маленький белый объект» в доме Спектора, где погибла Кларксон, но не передал его полицейским. По версии обвинения, Ли скрыл искусственный ноготь жертвы, поскольку эта находка подтвердила бы, что Кларксон закрывала лицо руками в момент смерти и не могла произвести выстрел. 

В 2009 году Спектора признали виновным, а в 2021-м 81-летний продюсер умер в тюрьме. На фоне других подробностей дела сокрытие улики осталось практически незамеченным. Полицейские, обвинители и адвокаты продолжали приглашать Ли участвовать в расследованиях. 

В 1996 году Ли привлекли к расследованию убийства шестилетней победительницы детских конкурсов красоты в США Джонбенет Рэмси. Дело так и осталось нераскрытым.

В середине 2000-х Ли по просьбе адвокатов перепроверил улики против бизнесмена Скотта Питерсона, обвинявшегося в убийстве беременной жены. Добиться оправдательного приговора не получилось, Питерсона приговорили к казни и заменили ее на пожизненное заключение. Сам бизнесмен уверял, что его жена умерла, упав с лестницы. Ли подтвердил, что пятна крови в доме соответствуют версии о несчастном случае. В начале 2010-х дело открыли заново, а в 2017-м Питерсон заключил сделку с обвинением: признал вину в непредумышленном убийстве и вышел на свободу с учетом уже отбытого срока.

В 2011-м показания Ли способствовали оправданию Кейси Энтони, которую обвиняли в убийстве двухлетней дочери. Примерно тогда же криминалист выступил свидетелем обвинения по делу о похищении в 2002 году 14-летней Элизабет Смарт. Его показания помогли осудить и приговорить к пожизненному заключению Брайана Дэвида Митчелла, опознанного самой девушкой много лет спустя.

В 2010-х дела Ли начали пересматривать

В августе 1984 года из реки Хастоник в штате Коннектикут извлекли труп 19-летней Джойс Стокмал, которую избили и 17 раз ударили ножом. Главным подозреваемым почти сразу стал 26-летний Дэвид Вайнберг, который, по словам подружки, в дни после нападения вел себя странно и отвез ее в глушь, чтобы сжечь какую-то одежду. Сам обвиняемый утверждал, что никогда не встречал Стокмал, но полицейским, прокуратуре и суду его доводы показались неубедительными. В 1989 году мужчину приговорили к 60 годам заключения.

Ключевым свидетелем обвинения выступил Генри Ли, который заявил, что нашел кровь на ноже Вайнберга. Образца оказалось недостаточно, чтобы однозначно утверждать, что кровь принадлежала человеку. Однако в 2017-м, когда Вайнберг попросил пересмотреть дело, участники проекта по освобождению несправедливо осужденных в штате Коннектикут установили, что на момент суда Ли уже провел соответствующие тесты и знал, что кровь на ноже не могла принадлежать человеку. 

«Когда Генри Ли — „ведущий мировой криминалист“ — приходит на суд против тебя и говорит: „Вот волосы, вот кровь и вот, что они значат“ — это то, за что могут зацепиться присяжные, — объясняла вердикт суда 1989 года защитница Вайнберга Дарси Макгроу. — Но он должен был знать, что кровь на предполагаемом орудии убийства принадлежала не жертве». 

Ли настаивал, что предварительный тест подтвердил наличие крови на ноже. Но более углубленные исследования не дали результатов и не позволили установить ее источник. С учетом новых обстоятельств в 2017 году суд согласился на сделку и досрочно освободил 58-летнего Вайнберга. 

Пересмотра вердикта добился и Керри Майерс, признанный виновным в убийстве жены в 1990 году благодаря экспертному заключению Ли. Обвинение утверждало, что Майерс забил женщину битой в сговоре с приятелем Уильямом Фонтани. Майерс рассказывал, что на самом деле вошел в комнату, когда Фонтани избивал его жену и вступил в драку с нападавшим. Решающим доводом в пользу версии обвинения послужили показания Ли о том, что на джинсах Керри обнаружена кровь второй группы — той же, что и у жертвы. Фонтани приговорили к 21 году, Майерса — к пожизненному заключению. 

В начале 2010-х детектив Роберт Мэссон, который вел дело, признался, что на самом деле на джинсах Майерса обнаружили кровь третьей группы. Такая же группа крови была у Фонтани, что совпадало с версией Майерса о драке между ними. По словам Ли, образцы третьей группы крови могли вступить в реакцию с материалом, из которого были сделаны джинсы, и привести к ошибке. Однако Майерс считал, что криминалист намеренно исказил факты, чтобы укрепить позиции обвинения. В декабре 2016 года губернатор согласился с доводами осужденного и освободил его. 

«Ли вынес заключение, которое требовалось штату, независимо от того, о чем свидетельствовали улики, — сказал вдовец. — Он начал с теоретических заключений: „Они могли сделать то или это“, а затем вышел далеко за пределы своей компетенции». 

«Даже семья жертвы считает меня некомпетентным, это какой-то кошмар» 

Самым сильным ударом по репутации Ли стал пересмотр вердикта по делу Шона Хеннинга и Рики Бирча — двух подростков, приговоренных к 50 и 55 годам соответственно за убийство, которого они не совершали. В 1985-м они стали основными подозреваемыми в расследовании о нападении на 65-летнего Эверетта Карра, поскольку в тот же период ограбили несколько домов по соседству в городе Нью-Милфорд, штат Коннектикут. Следы кровавых отпечатков обуви и беспорядок на месте преступления позволяли предположить, что Хеннинг и Бирч вломились в очередной дом, а когда хозяин неожиданно для них оказался внутри, жестоко убили его. 

Подростки сознались в ограблениях, но отвергли любую причастность к убийству. Им все равно предъявили обвинения, основываясь на показаниях нескольких предполагаемых информаторов — других мелких преступников, которые утверждали, что Хеннинг и Бирч в разговорах с ними признались в нападении на Карра. Один из свидетелей перепутал все детали, включая время суток, когда произошло убийство, — и это не помешало полицейским приобщить показания к делу. 

Ли объяснял, что Хеннинг и Бирч могли избавиться от следов, связывавших их с убийством. По словам криминалиста, для этого они использовали полотенце, на котором обнаружилась кровь убитого. Авторитет, которым обладал эксперт в конце 1980-х, не оставил у присяжных сомнений в подлинности его слов. 

«Они буквально расстелили перед ним красную дорожку, — вспоминал Хеннинг выступление Ли в суде. — Он считался знаменитостью, кем-то великим. К нему относились как к мировой суперзвезде. Все присяжные без исключения смотрели ему в рот. Он говорил полную чушь, но все безропотно ее проглатывали». «Он обладал огромным обаянием, — рассказывал про криминалиста Бирч. — Он объяснял умные вещи на своем ломаном английском. Несмотря на серьезность процесса, над его шутками смеялись все, включая судью, присяжных и меня самого». Присяжным показалось, что рассуждений Ли о полотенце достаточно, чтобы объяснить полное отсутствие физических улик.

В 2006-м проект поддержки несправедливо осужденных инициировал перепроверку образцов по делу об убийстве Карра с использованием современных технологий. Криминалисты выяснили, что Ли вообще не проверял полотенце с места преступления, а найденные на нем следы на самом деле не были кровью. На одежде покойного и на уликах из дома обнаружилось ДНК неизвестной женщины, а на снимках с места преступления — следы обуви намного меньшего размера, чем у Хеннинга и Бирча. 

В 2019-м Верховный суд штата Коннектикут постановил, что разбирательство получилось предвзятым и дело необходимо пересмотреть. Хеннинга выпустили досрочно еще в 2018 году. Спустя несколько месяцев после судебного постановления освободили и Бирча. 

Сам Ли раздраженно отреагировал на подозрения в манипуляции уликами и фактами: «За 57 лет я расследовал больше 8000 дел, и никто ни разу не обвинял меня в нарушениях или в ложных показаниях. Это первый случай, когда мне приходится оправдываться». О скрытой улике в процессе по делу Фила Спектора и других спорных случаях криминалист не упомянул. Сделанные в 1980-х выводы Ли объяснил тем, что «предварительные тесты» позволяли считать жидкость на полотенце кровью. 

По словам Ли, прокурор оказывал на него серьезное давление и настаивал на том, чтобы он не проводил более подробные исследования, которые могли бы подтвердить или опровергнуть его теорию о происхождении пятен. Обвинитель по делу Хеннинга и Бирча Деннис Санторе отверг претензии криминалиста и заявил, что «одобрил бы любые тесты, которые Ли посчитал бы необходимыми». 

«Я не думаю, что кому-либо помог, — сказал Ли после постановления суда о пересмотре вердикта. — Даже семья жертвы считает меня некомпетентным, это какой-то кошмар». Когда криминалиста спросили, изменил бы он что-нибудь в своей карьере, если бы мог, тот ответил, что, возможно, выбрал бы другую профессию, а не ту, где «используют современные стандарты для оценки того, что происходило 30 лет назад». 

В 2020 году прокуратура согласилась снять обвинения против Хеннинга и Бирча, поскольку материальных доказательств их вины так и не появилось. Тогда же несправедливо осужденные подали иск против всех участников расследования, включая полицейских и ведущего криминалиста. История получила развитие в июле 2023-го, когда судья Виктор Болден постановил, что Ли ничем не подтвердил свои показания. 

«Нет никаких письменных документов или изображений, свидетельствовавших о проведении теста, — констатировал Болден. — Зато есть записи о том, что тесты, которые все-таки были проведены, не подтвердили наличия крови на полотенце».

После признания Ли ответственным за подтасовку улик суду остается определить масштаб ущерба, причиненного Хеннингу и Бирчу. Сам криминалист, как и раньше, отрицает, что сознательно манипулировал данными и дал ложные показания. Адвокаты эксперта собираются подать апелляцию. 

Несмотря на заверения Ли и его защитников в том, что он никогда сознательно не подтасовывал улики, Шон Хеннинг по-прежнему считает криминалиста одним из ответственных за годы, проведенные в тюрьме по ложному обвинению. 

«Этот приговор никогда не исчезнет из моей жизни, — сказал Хеннинг после выхода на свободу. — У меня никогда не будет карьеры, семьи с детьми, машины или красивого дома. У меня никогда не будет ничего, что есть у обычных людей. У меня за плечами 30 лет воспоминаний, которых я не пожелал бы никому. Это было мучительно». 

Закатают всех Кремль перешел к массовому преследованию несогласных — и очень хочет, чтобы этому никто не мешал. «Медуза» рассказывает, как власти пытаются разгромить адвокатуру

Закатают всех Кремль перешел к массовому преследованию несогласных — и очень хочет, чтобы этому никто не мешал. «Медуза» рассказывает, как власти пытаются разгромить адвокатуру

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *